#FirstPersonStories

Apply for support
A selection of #FirstPersonStories © European Endowment for Democracy
Back to #FirstPersonStories

Абделвахеб Мадхи

26 January 2017

От домохозяек к лидерам: Тунисская НПО продвигает женщин в политическую деятельность

Абделвахеб Мадхи провел более двух десятилетий в заключении за свои опозиционные взгляды. Теперь он намерен поддерживать демократический переход Туниса и помогать женщинам участвовать в этом процессе.

Абделвахеб Мадхи © Малгожата & Кшыштоф Пацула

12 февраля 2016 года, группа женщин вошла в тунисский парламент, пропагандируя большее гендерное равенство в политике.

Они приехали из вилайета Меденин, примерно в 400 километрах к югу от Туниса, чтобы выступить перед комитетом, ответственным за разработку новых законов о выборах в Тунисе в результате революции 2011 года.

Для очень консервативого региона Меденин слушание стало историческим.

"В некоторых частях нашего вилайета женщины даже не могут выйти на улицу без сопровождения мужчины", - выразил сожаление по этому поводу Абделвахеб Мадхи - глава неправительственной организации, которая поддержала небольшую делегацию. "Женщины должны играть более активную роль в процессе принятия решений. Они имеют много практического опыта и широко квалифицированы для того, чтобы внести реальные изменения в политику".

Через четыре месяца после слушания, законодатели подавляющим большинством голосов приняли принципиально новое законодательство по обеспечению гендерного равенства в региональных и муниципальных выборах - что является огромной победой для борцов за права тунисских женщин, которые, подобно Мадхи, активно агитировали за принятие законопроекта.

Мадхи основал Меденинский филиал тунисской НПО Гражданский полюс для развития и прав человека в 2014 г. Группа стремится к укреплению гражданского общества в рамках широкого круга мероприятий, от повышения уровня информированности в вопросах гражданских прав и прав человека до поощрения подотчетности правительства, улучшения медицинского обслуживания, подготовки наблюдателей за выборами или расширения прав и возможностей женщин в вопросах политики.

Прошло шесть лет с тех пор как Жасминовая революция скинула властного правителя Зин аль-Абидин Бен Али, а Тунис расценивается как история успеха восстаний Арабской Весны. Но, несмотря на его несомненные демократические достижения, Тунис остается сильно патриархальным обществом. Мадхи указывает на то, что, хотя 60 процентов выпускников высших учебных заведений составляют женщины, они по-прежнему очень мало представлены в политической жизни страны.

"Законы, принятые после революции, дают больше прав женщинам, но реалии на местах часто совершенно различны", - говорит он.

Женщины, которые встретились с парламентариями в феврале прошлого года были среди 40 женщин из региона Меденин, которые извлекли пользу из обучения, проведенного Гражданским полюсом с целью расширения участия женщин в местной политике. Действующая программа, финансируемая ЕФД, происходит на фоне правительственного побуждения передачи больше полномочий местным общинам.

"Этот проект особенно близок моему сердцу", - говорит Мадхи. «Мы помогаем привести на передний план квалифицированных женщин, которые будут иметь равные шансы на будущих выборах и которые имеют потенциал, чтобы принести изменения".

В то время как некоторые обучаемые уже имели понимание об управлении как члены политических партий, многие из них были мамами-домохазяйками в то время, когда Гражданский полюс выбрал их из пула кандидатов для включения в программу. Некоторые из них с тех пор приняли на себя роль лидеров в своем сообществе.

Civil pole for developement

Мироприятие Гражданского полюса для развития и прав человека в Меденине. © Гражданский Полюс для развития и прав человека в Меденине

"Это был огромный сдвиг для этих бывших домохозяек, они действительно поставили вызов патриархальному статус-кво Меденина", - говорит он с широкой улыбкой.

Мадхи сам является относительным новичком на сцене гражданского общества.

Когда ему было только 17, его арестовали за участие в подпольной оппозиционной партии, и он провел более двух десятилетий - примерно половину своей жизни, в тюрьме или под домашним арестом. Ему по-прежнему трудно воспоминать об этом периоде своей жизни.

"В тюрьме я был подвергнут пыткам в течение 40 дней", - говорит он, вытирая слезы. "Через шесть месяцев я был освобожден и помещен под домашний арест. Я провел 22 года заключённый в моём доме в Тунисе".

Когда Мадхи наконец вышел на свободу, власти приказали ему покинуть город и никогда не возвращаться. После краткого пребывания в соседней Ливии, он вернулся в Тунис и возобновил свою деятельность в рядах оппозиции. Вскоре он познакомился со своей женой и переехал в свой родной город Меденин.

Когда началась Жасминовая революция, Мадхи пылко принял восстание против режима, который отнял его юность. Он сделал все возможное, чтобы объяснить протест своим двум детям и взял их на некоторые из акций протеста. И когда они вместе со своей женой гордо кинули свои избирательные бюллетени на первых демократических выборах в Тунисе, после революции в октябре 2011 года, их дети были там, как свидетели знаменательного события.

Комментарий, сделанный его сыном на избирательном участке, убедил Мадхи уйти из политики и посвятить себя гражданской активности.

"После того, как мы проголосовали, и наши пальцы были обмазанны чернилом, мой сын, которому в то время было шесть лет, сказал: "Я тоже хочу голосовать когда я вырасту", - вспоминает он эмоционально. "В тот день я дал обещание моему сыну: что я буду делать все, что в моих силах, чтобы защитить завоевания революции и чтобы он смог принять участие в свободных и справедливых выборах, когда он вырастет".

Мадхи чувствовал, что он будет более полезен в послереволюционном Тунисе в качестве активиста гражданского общества, чем в качестве члена политической партии. На более личном уровне, он говорит, что вовлечённость в гражданском обществе также помогла ему залечить раны, оставленные его годами лишения свободы.

Он говорит, что, на сегодняшний день, он полностью сосредоточен на управлении своей быстро растущей организации, которая содействует демократическому переходу его страны.

"С жертвы, с человека, который страдал от несправедливости, я стал активным членом общества", - говорит он. "Я вошел в гражданское общество по очень личным причинам, но с тех пор я перешел от эмоционального к практическому. Основание такой НПО было когда-то мечтой. Теперь это реальность".

Клэр Бигг

Отказ от ответственности: Эта статья отражает мнения грантополучателей и не обязательно официальное мнение ЕФД.

Stay in touch

Sign up for all the latest news, stories and events straight to your inbox.